Голландский натюрморт

Голландские натюрморты, созданные в XVI-XVIII веках, представляют собой зашифрованные послания от автора к зрителю.

Изображенные на них предметы — это символы, которые были понятны современникам, но не всегда угадываются сейчас. И все же многие знаки известны нам благодаря сохранившимся эмблематическим сборникам XVIII столетия. Изучение голландских натюрмортов дает понять, насколько глубокий смысл в них вкладывался. Каждая картина, если прочитать ее правильно, превращается в нравственный урок.

Голландские натюрморты. Корнелис Маху. «Натюрморт с фруктами и приготовленным лобстером»

Корнелис Маху. «Натюрморт с фруктами и приготовленным лобстером»

Натюрморты в Голландии заменили иконы жителям протестантских стран, где были запрещены изображения святых. Картины с цветами, фруктами, посудой, дичью и вином напоминают о бренности земного мира, проповедуют умеренную и праведную жизнь. Постепенно традиция распространилась и в католической Фландрии, а позже — во Франции. Какие знаки использовали живописцы, чтобы передать этот смысл?

Голландские натюрморты с цветами

Голландские натюрморты с цветами появились раньше других. В основе их символики лежит язык цветов, сложившийся еще в эпоху Готики и Возрождения. Значение того или иного растения было понятно каждому образованному дворянину. Сложность состояла в том, что многие цветы обладали несколькими значениями, иногда почти противоположными. Например, нарцисс был одним из символов Богоматери, но также мог означать самовлюбленность, как в древнегреческом мифе. То же самое с тюльпанами: они символизируют и обращение Богоматери к Христу, и расточительную страсть богатых голландцев к коллекционированию луковиц. В итоге один и тот же натюрморт может читаться по-разному.

Голландские натюрморты.

Школа Амброзиуса Босхарта. «Натюрморт с пестрыми тюльпанами в вазе, мухой и ящерицей»

«Натюрморт с пестрыми тюльпанами в вазе, мухой и ящерицей»

Классический натюрморт с цветами писали в соответствии со сложившейся «иконографией». Внизу изображали увядшие соцветия и осыпавшиеся лепестки, как метафору бренности. Земное несовершенство могли также обозначать мухи или пустые раковины. В центре размещали цветы, означавшие скромность и душевную чистоту, обычно полевые: ландыши, незабудки или фиалки. По краям их окружают пышные розы, гвоздики или анемоны как символ греховного тщеславия и стремления к роскоши. Наверху или в центре изображается самый красивый цветок — знак добродетели и надежды на спасение.

Голландские натюрморты. Амброзиус Босхарт Старший. «Букет цветов на карнизе»

Амброзиус Босхарт Старший. «Букет цветов на карнизе»

Ваза означает хрупкость, когда она стеклянная, или человеческое тело как сосуд души. Если в верхней части картины порхает бабочка, стрекоза или птичка, — это символ бессмертной души.

Голландские натюрморты.

Абрахам Брейгель. «Гвоздики, лилии, цветы и другие цветы в украшенной терракотовой вазе на каменном выступе»

Вплоть до XVIII века букет цветов, как правило, символизировал бренность, ведь земные радости так же преходящи, как красота цветка. Символика расте­ний особенно сложна и неоднозначна, и уловить смысл помогали популярные в Европе XVI–XVII веков книги эмблем, где аллегорические иллюстрации и девизы сопровождались пояснительными текстами. Цветочные композиции было непросто интерпретировать: один и тот же цветок имел множество зна­чений, иногда прямо противоположных. Например, нарцисс указывал на само­влюбленность и одновременно считался символом Богоматери. В натюрмор­тах, как правило, сохранялись оба значения образа, и зритель был волен вы­брать один из двух смыслов или совместить их. 

Цветочные композиции часто дополнялись плодами, мелкими предметами, изображениями животных. Эти образы выражали основную мысль произве­дения, подчеркивая мотив быстротечности, увядания, греховности всего земного и нетленности добродетели. 

Ян Давидс де Хем. Цветы в вазе. Между 1606 и 1684 годом Государственный Эрмитаж

На картине Яна Давидса де Хема   у основания вазы худож­ник изобразил сим­волы бренности: увядшие и сломанные цветы, осыпавшиеся лепестки и засох­шие стручки гороха. Вот улитка — она ассоциируется с душой грешника  . В центре букета мы видим сим­волы скромности и чистоты: полевые цветы, фиалки и незабудки. Их окру­жают тюльпаны, символизирующие увядающую красоту и бессмысленное расточительство (разведение тюльпанов считалось в Голландии одним из самых суетных занятий и к тому же недешевым); пыш­ные розы и маки, напоминающие о недолговечности жизни. Венчают компо­зицию два крупных цветка, имеющие положительное значение. Синий ирис олицетворяет отпу­щение грехов и указывает на возможность спасения через добродетель. Крас­ный мак, который традиционно ассоциировался со сном и смертью, из-за своего местоположения в букете сменил трак­товку: здесь он обозначает искупительную жертву Христа  . Другие символы спасе­ния — это хлебные колоски, а бабочка, сидящая на стебле, олицетворяет бес­смертную душу.

Ян Бауман. Цветы, фрукты и обезьяна. Первая половина XVII векаСерпуховский историко-художественный музей

Картина Яна Баумана   «Цветы, фрукты и обезьяна» — хороший пример смы­словой многослойности и неоднозначности натюрморта и предметов на нем. На первый взгляд, сочетание растений и животных кажется случайным. На самом деле этот натюрморт тоже напоминает о быстротечности жизни и греховности земного существования. Каждый изображенный предмет транслирует определенную идею: улитка и ящерица в данном случае указы­вают на смертность всего земного; тюльпан, лежащий возле миски с плодами, символизирует быстрое увядание; раковины, разбросанные на столе, намекают на неразумную трату денег  ; а обезьяна с персиком указывает на первородный грех и порочность. С другой стороны, порхающая бабочка и плоды: гроздья винограда, яблоки, персики и груши — говорят о бессмертии души и искупи­тельной жертве Христа. На другом, иносказательном уровне представленные на картине фрукты, плоды, цветы и животные обозначают четыре стихии: раковины и улитки — воду; бабочка — воздух; плоды и цветы — землю; обезьяна — огонь. 

Голландские натюрморты с накрытым столом

Еще один популярный тип голландского натюрморта — это сервировка стола. Разнообразные фрукты, морепродукты, напитки и другие предметы — все это имело свое значение.

Вот небольшой список «съедобных» символов:

  • спелые плоды — богатство и процветание;
  • земляника — знак добродетели и трудолюбия;
  • гроздь винограда и гранат — жертва Христа;
  • лимон — предательство или разочарование;
  • яблоко — напоминание о грехопадении;
  • ветчина — чревоугодие; устрицы — мирские соблазны и прелюбодеяние; хлеб и вино — таинство причастия; сельдь — символ Христа и постной пищи;
  • пшеничные колосья — знак возрождения и обновления.

Голландские натюрморты. Лорен Крэйн.

«Натюрморт с фруктами, китайским фарфоровым сосудом и рыбой»

Часто на натюрмортах появляется высокий стеклянный сосуд — он символизирует хрупкость человеческой жизни. Если бокал наполнен наполовину — это призыв к умеренности, а пустой означает смерть. Бутылка символизирует пьянство, нож — предательство, а серебряная посуда — богатство.

Голландские натюрморты. Александр Адриансен.

«Натюрморт на завтрак с рыбой, хлебом, маслом и лимоном перед бокалом, бокалами и серебряным стаканом»

Иногда разнообразная снедь на картине воплощает четыре стихии:

  • воздух — живая или битая птица, бабочки и стрекозы;
  • вода — рыба и моллюски;
  • земля — фрукты, овощи и злаки;
  • огонь — солнечный свет или хлеб. Голландские натюрморты.

Школа Франса Эйкенса. «Натюрморт с фруктами в медной чаше, рыбой и дичью»

Главная мораль голландских натюрмортов состоит в напоминании о смерти и вечной жизни, но каждый мастер воплощает эту идею по-своему. Зритель, рассматривая картину, включается в культурную игру и пытается разгадать все ее смыслы. В этом один из секретов популярности голландского искусства. Голландские натюрморты. Адриан ван Утрехт.

«Павлин, фрукты, приготовленный лобстер и битая птица»

Голландские натюрморты. Авраам ван Кальра. «Натюрморт с фруктами, мышью и бабочками»

Авраам ван Кальра. «Натюрморт с фруктами, мышью и бабочками»

Источник: https://veryimportantlot.com/ru/news/blog/gollandskie-natyurmorty-simvolizm-i-filosofskij-smysl

Натюрморт с накрытым столом

В многочисленных вариациях сервировки столов на полотнах голландских ма­стеров мы видим хлеб и пироги, орехи и лимоны, колбасы и окорока, омаров и раков, блюда с устрицами, рыбой или пустыми раковинами. Понять эти натюрморты можно в зависимости от набора предметов.

Геррит Виллемс Хеда. Ветчина и серебряная посуда. 1649 годГосударственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина

На картине Геррита Виллемса Хеды   мы видим блюдо, кувшин, высокий стеклянный бокал и опрокинутую вазу, горчичницу, окорок, смятую салфетку и лимон. Это традиционный и излюбленный набор Хеды. Расположение пред­метов и их выбор неслучайны. Серебряная посуда символизирует земные богатства и их тщетность, ветчина — плотские удовольствия, привлекательный с виду и кислый внутри лимон олицетворяет предательство. Погасшая свеча указывает на бренность и мимолетность человеческого существования, беспорядок на столе — на разрушение. Высокий стеклянный бокал-«флейта» (в XVII веке такие бокалы использовались как мерная емкость с метками) хрупок, как человеческая жизнь, и в то же время символизирует умеренность и умение человека контролировать свои порывы. В целом в этом натюрморте, как и во многих других «завтраках», с помощью предметов обыгрывается тема суеты сует и бессмысленности земных наслаждений. 

Питер Клас. Натюрморт с жаровней, сельдью, устрицами и курительной трубкой. 1624 годSotheby’s / Частное собрание

Большая часть изображенных предметов на натюрморте Питера Класа   явля­ются эротическими символами. Устрицы, трубка, вино отсылают к кратким и сомнительным плот­ским удовольствиям. Но это всего лишь один вариант прочтения натюрморта. Посмотрим на эти образы под другим ракурсом. Так, раковины — это символы бренности плоти; трубка, с помощью которой не только курили, но и выдували мыльные пузыри, — символ внезапности смерти. Современник Класа, голланд­ский поэт Виллем Годсхалк ван Фоккен­борх, в стихотворении «Моя надежда — это дым» писал:

Как видно, бытие сродни куренью трубки,
И в чем различие — мне, право, невдомек:
Одно — лишь ветерок, другое — лишь дымок.  

Теме быстротечности человеческого существования противопоставляется бессмертие души, и знаки бренности внезапно оказываются символами спа­сения. Хлеб и стеклянный бокал с вином на заднем плане ассоциируются с телом и кровью Иисуса и указывают на таинство причастия. Сельдь — еще один символ Христа — напоминает о посте и постной пище. А раскрытые раковины с устрицами могут сменить свое негативное значение на прямо противоположное, обозначая человеческую душу, отделившуюся от тела и готовую вступить в вечную жизнь.

Разные уровни трактовки предметов ненавязчиво говорят зрителю о том, что человек всегда волен выбирать между духовным и вечным и земным прехо­дящим.

Vanitas, или «Ученый» натюрморт

Жанр так называемого «ученого» натюрморта получил название vanitas — в переводе с латыни это означает «суета сует», другими словами — «memento mori» («помни о смерти»). Это самый интеллектуальный вид натюрморта, аллегория вечности искусства, бренности земной славы и человеческой жизни. 

Юриан ван Стрек. Суета сует. 1670 годГосударственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина

Меч и шлем с роскошным плюмажем на картине Юриана ван Стрека    ука­зывают на мимолетность земной славы. Охотничий рог символизирует богат­ства, которые невозможно взять с собой в иную жизнь. В «ученых» натюрмор­тах часто встречаются изображения раскрытых книг или небрежно лежащих бумаг с надписями. Они не только предлагают задуматься об изображенных предметах, но и позволяют использовать их по назначению: прочесть открытые страницы или исполнить записанную в нотной тетради музыку. Ван Стрек изо­бразил набросок головы мальчика и раскрытую книгу: это трагедия Софокла «Электра», переведенная на голландский. Эти образы указывают на то, что ис­кусство вечно. Но страницы книги загнуты, а рисунок помят. Это признаки начавшейся порчи, намекающие на то, что после смерти даже искусство не пригодится. О неизбежности смерти говорит и череп, а вот обвивающий его хлебный колос символизирует надежду на воскресение и вечную жизнь. К середине XVII века череп, обвитый хлебным колосом или вечнозеленым плющом, станет обязательным предметом для изображения в натюрмортах в стиле vanitas. 

Источник: https://arzamas.academy/mag/406-naturemorte